Аэропорты_1

Аэропорты_1Итоги разговора о новых аэропортах в российских регионах, важности создания уникальной архитектуры для инфраструктурных объектов и частных инвестициях в развитие маршрутной сети в России. В рамках выставки АРХ Москва 2018 и Шестой Московской биеннале архитектуры издательство TATLIN, проект «Приметы городов» и коммуникационное агентство «Правила Общения» провели круглый стол «Новые аэропорты России». Проекты аэровокзалов Симферополя, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Саратова, Самары, Нового Уренгоя, Белгорода, Саранска презентовали: холдинг «Аэропорты Регионов», пять архитектурных бюро — Twelve architects (UK), UNK project (RU), Wowhaus, VOX Architects, Архитектурное бюро Асадова, а также ВНИИ «Аэропроект». Подробно обсудив каждый из новых проектов, участники дали масштабную панораму того, как сегодня строится прибыль аэропортов, как инвесторы выстраивают перспективу развития аэровокзалов и прилегающих территорий и оставляют пустоты для будущих поколений, а также то, почему важен поиск идентичности для архитектуры каждых «ворот в губернию». Во всей России ежегодный пассажиропоток авиаперевозок достиг примерно 188 млн человек в год (Шереметьево — 40 млн, Домодедово — 30 млн, Внуково — 18 млн, региональные аэропорты — немногим менее 100 млн). Аэропорт Мюнхена принимает 80 млн человек в год, Франкфурта-на-Майне — 75 млн человек. Это огромные  европейские города-хабы, трафик которых может сравниться с показателями всей России. Цифры наглядно демонстрируют колоссальный потенциал для роста авиаперевозок в стране. Начиная с 2010 года, в нескольких городах России стали появляться новые аэропорты. Строительство приуроченных к саммиту АТЭС и Олимпиаде аэропортов во Владивостоке и в Сочи были первыми шагами российской архитектуры в этом направлении. А открывавшиеся за последние три года комплексы в Самаре, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Перми, Саранске и Симферополе стали важными примерами строительства для Новой России. Серьезным вопросом по-прежнему остается проблема стоимости билетов и децентрализация маршрутной сети в России. Для этого, по словам участников,  нужно усиливать региональные аэропорты и развивать маршрутные сети, чтобы пассажиры могли совершать прямые перелеты из региона в регион, минуя столичные хабы. Юлия Зинкевич, основатель и куратор проекта «Приметы городов» – инициатор дискуссии, выступившая модератором круглого стола, обозначила тот факт, что строительство новых аэропортов влечет за собой развитие прилегающих территорий, меняет логистические схемы, стимулирует экономику городов.  Историк архитектуры Николай Васильев заметил, что «Новые аэропорты — это маркер качества современной архитектуры. Исполнение, материалы, навигация показывают в регионах возможности современного строительства, которые до этого жители возможно нигде больше не видели».  

Семь регионов РФ, где аэропорты выполнены по индивидуальным проектам.

Открывал круглый стол Алексей Богатырев, директор мастер-планирования холдинга «Аэропорты Регионов». Компания работает с 2005 года и начала свою деятельность с аэропорта Кольцово в Екатеринбурге, c постройки современного пассажирского терминала (объем частных инвестиций — 12 млрд рублей). Сегодня в ведении холдинга — семь объектов авиационной инфраструктуры, которые обслуживают в год более 13,5 млн пассажиров. В их числе первый в истории Новой России построенный с нуля аэропорт Платов в Ростове-на-Дону. В конкурсе на создание его архитектурной концепции участвовало 27 компаний и победило лондонское бюро Twelve architects. Благоустройством прилегающей территории занималось бюро Wowhaus. Вторым созданным с нуля проектом холдинга станет аэропорт Гагарин в Саратове (находится в стадии строительства), авторства бюро Асадова. Также в холдинг входят аэропорты Курумоч (Самара), Стригино (Нижний Новгород), строящиеся аэропорты Нового Уренгоя и Петропавловска-Камчатского. «Все аэровокзалы, входящие в холдинг «Аэропорты Регионов» с точки зрения архитектуры и дизайна являются уникальными объектами, которые по достоинству становятся визитными карточками регионов. В Советском Союзе чаще всего возводились типовые проекты. Но сейчас, когда мы строим аэропорты в столицах субъектов Российской Федерации, руководство и жители региона хотят видеть нечто запоминающееся. Решения, в которые мы инвестировали в Самаре, в Нижнем Новгороде или в Ростове-на-Дону, как мне кажется, позволяют утверждать, что нам это удалось сделать. Для каждого нового аэропорта или пассажирского терминала мы проводим открытые международные конкурсы по выбору архитектора или архитектурного бюро», — прокомментировал Алексей Богатырев.  

Британские решения для российской степи и крайнего Севера.

Технологии вместо новых взлетных полос и условия для неавиационной коммерции.

В числе участников круглого стола был архитектор Алекс Битус из лондонского Twelve аrchitects. Москве бюро предложило проект башни «Эволюция» в Москва-сити и разработало проекты третьего терминала в Домодедово, (в стадии утверждения), Петербургу – проект «Охта-Центра». А также выиграло конкурс на проект аэропорта Платов в Ростове-на-Дону и аэропорта в Новом Уренгое, которые принадлежат компании «Аэропорты Регионов». По словам Алекса, в России Twelve аrchitects получили уникальную возможность поработать в разных климатических зонах — в казацкой степи и на крайнем Севере, что заставило изучить опыт скандинавского и ближневосточного аэропортового проектирования. «Проект, который нам дал первый опыт проектирования аэровокзалов — это третий терминал Домодедово – 250 тыс. кв. м, если сравнить с Ростовом, то площадь Платова в пять раз меньше. В Ростове мы строили в чистом поле — до начала стройки здесь паслись коровы и работали комбайны. Меня часто спрашивают об идее. Идея, которую мы постарались реализовать, это идея воздушного моста. Как мост соединяет два берега реки, так и аэропорты соединяют города, то есть в какой-то степени это мост в небо. Сами же жители увидели в проекте реку Дон, что, в общем-то, тоже является ассоциацией с городом. Внутри аэропорта мы постарались создать атмосферу тепла и уюта, потому как путешествия для некоторых людей связаны со стрессом. Также мы продумали, как дать больше тени вокруг аэропорта, чтобы в летнее время была возможность в ней укрыться». На Севере, по словам спикера, их ждали другие архитектурные вызовы — толстая снеговая шапка, экстремально низкие температуры и короткий световой день. «В случае с Новым Уренгоем мы смотрели на Скандинавию и на их решения, но ориентировались на местный контекст. Архитектура аэропорта вдохновлена формой жилища кочевников — чума, который они берут с собой, уходя на пастбища. Зная, что снаружи практически постоянный холод, мы постарались создать внутри тепло — использовали в отделке дерево и теплый свет». По словам Битуса, технологии — это главный инструмент для развития современных аэропортов. Так российский аэропорт Шереметьево строит третью полосу, надеясь увеличить пассажиропоток, (сейчас аэропорт перевозит – 40 млн человек в год). А лондонский Гатвик делает 46 млн на одной полосе, и могут увеличит эту цифру до 50 за счет технологий — электронного чекина, паспортного контроля и т. д.  

История московских аэропортов: преемственность опыта и масштабность изменений.

Короткое погружение в историю развития объектов гражданской авиации в рамках круглого стола сделала Светлана Безбородова, главный архитектор ФГУП ГПИ и НИИ ГА «Аэропроект». В начале 1940-х аэропорт на Ходынке было решено перенести за границу города, так появилось Внуково. Аэропорт открылся после Второй мировой войны, затем в 60-е годы были построены Шереметьево и Домодедово. В это же время страна начала возводить типовые проекты аэропортов на всей территории Союза.  «Естественно, новое время всегда дает какие-то новые возможности, которых не было много лет назад, когда авиация только развивалась. Типовые аэровокзалы сыграли такую же роль, как пятиэтажки в начале 50-х. Тогда нужно было очень быстро построить больше тысячи аэропортов по всей стране. Конечно, постройки середины прошлого века не подходят для современных требований, когда нужно разместить огромное количество коммуникаций: проводов, труб, систем кондиционирования, связи и так далее. Или вот строительство аэропорта в Сочи велось в 1985-1986 годах совместно с югославами. Максимальный размер стеклопакета на тот момент – 1,2 на 1,6 м, а сейчас стекла позволяют перекрывать любые площади, отражать и поглощать тепло, что мы не могли себе представить».  

Аэрополисы, как будущий вектор развития аэропортов и территорий вокруг них.

Олег Шапиро, чье бюро Wowhaus разработало концепцию благоустройства международного аэропорта Платов в Ростове-на-Дону, в своем выступлении уделил внимание не только архитектуре, но и будущему аэропортов, которое, по мнению современных исследователей, лежит между аэрополисом и шоппинг-моллом. Сегодня функция перевозки стала частью сервиса, а аэропорты сооружениями транспортной инфраструктуры с возможностью развития неавиационной коммерции. Магазины, рестораны и сервисы, не связанные напрямую с авиаперевозками, приносят основную массу денег около 80% прибыли аэропортов. В связи с этим, социологи, архитекторы и урбанисты пересматривают сложившиеся связи и работают над тем, чтобы выстраивать новые. «В России аэрополисом может стать аэропорт Курумоч, находящийся между Тольятти и Самарой, предположил Олег Шапиро, – Два больших города с серьезным экономическим потенциалом создадут приток посетителей. Новый аэропорт Ростова-на-Дону Платов и проходящая через него трасса М-4 являются воротами на юг страны и обладают подобным торговым и сервисным потенциалом. Похожую историю можно бы было реализовать в Домодедово, как хаб между Москвой и Тулой, например. Все эти проекты пока не случились, но этот тот вектор, в котором предстоит работать».  

Региональные культурные коды в архитектуре аэропортов. Пример Саратова

Архитектор Андрей Асадов, (Архитектурное Бюро Асадова) в своем выступлении в рамках круглого стола продолжил тему идентичности регионов и рассказал о поиске образа города Саратов и возможностях сделать благоустройство функциональной частью проекта. «Помимо всех технологических, архитектурных и функциональных задач, для нас очень важно было решить и такую сверхзадачу, как поиск уникального образа места, который можно было бы сразу считать, в первую очередь в пассажирском терминале, когда ты туда прилетаешь или отправляешься оттуда куда-то. Конечно, Саратов – это речной простор, двухкилометровая в ширину Волга со знаменитым мостом, с перекатами волн, а также известная саратовская гармошка, здесь было ее производство и большая ремесленная традиция. Мы постарались все эти идеи вложить в архитектуру — не буквально, а как аллегории, чтобы они прочитывались на фасаде главного терминала. Выбрали довольно лаконичную форму. Превратили фасад в огромную волну – это и ассоциация с Волгой, и раскат гармоники в этом считывается тоже, а парящий над ней дирижабль – это уже отсылка к космическому образу, связанному с Гагариным, который  в апреле 1961 года приземлился тут недалеко в капсуле после своего космического полета. Именно этот факт и позволил дать такое звучное имя аэропорту».  

Аэропорт Симферополя — пример объекта инфраструктуры, на 75% реализованного из российских материалов.

Открытый 17 мая в столице Крыма аэропорт — проект архитектурного бюро UNK project. Выступая в рамках АРХ Москвы, Юлия Тряскина, соучредитель бюро,  рассказала о работе над государственным стратегически важном проекте. Для аэропорта был сделан не только интерьер и адаптация концепции, но и ландшафтное продолжение архитектуры. Концепция проекта – крымская волна, она раскрывается в движении, в материалах интерьера, в форме фасада, и связывает аэропорт с морем и крымским пейзажем. По словам Юлии Тряскиной: «Для нас аэропорт прежде всего не про дизайн, а про технологии. Мы могли бы долго упражняться в красоте, но если нет функции, то это не может быть актуально в современной России. Мы стремились создать коммерческий, простой аэропорт, который может существовать в любом городе, который может быть масштабирован и при этом будет функционален, каждая вещь рассчитана и сделана на совесть. Мы гордимся этим проектом. Все мы знаем про санкции, знаем слово «оптимизация», и поэтому для нас было важно работать с российским производством. Это было интересно и это хорошо получилось, как мне кажется».  

Архитектура – это высказывание. Как коммуницировать с пассажиром через интерьеры и навигацию

Завершал беседу Борис Воскобойников, руководитель бюро VOX Architects, которому принадлежит авторство интерьеров терминалов  и бизнес-залов аэропортов Кольцово (Екатеринбург), Платов (Ростов-на-Дону), Курумоч (Самара), Гагарин (Саратов). Все эти объекты относятся к холдингу «Аэропорты Регионов». Про каждый архитектор рассказал подробно, остановившись на том, что его вдохновляло на создание интерьеров и декора. Так в Екатеринбурге в бизнес-зале аэропорта логично развита тема самоцветов и природного богатства недр Уральского региона. В Ростове-на-Дону в интерьере обыгрывается тема солнца, Дона и простора степи. В Гагарине в интерьерах VIP-зоны на стенах – цитаты первого в мире космонавта, а белые обтекаемые формы предметов передают ощущение космоса, полета и современности. «Многие из моих коллег в рамках дискуссии говорили о том, что задача архитектора – уменьшить максимально бюджет проекта и сделать все функционально. Это такой старый спор или даже не спор, а просто разные взгляды на процесс. Я же считаю, что главная задача архитектора – это создание мечты в той или иной степени, и неважно, строите вы аэропорт или интерьер квартиры. Архитектура – это совершенно новый шаг, опережающий, задающий планку».

  Справка об участниках: Юлия Зинкевич — инициатор дискуссии, куратор проекта «Приметы городов», директор коммуникационного агентства «Правила общения». Николай Васильев — историк архитектуры, автор книг о современных российских аэропортах, выпущенных издательством TATLIN.   Алексей Богатырев — директор мастер-планирования УК «Аэропорты Регионов» —  холдинга, владеющего 7 аэропортами на территории РФ — Платов (Ростов-на-Дону), Кольцово  (Екатеринбург), Гагарин (Саратов), Курумоч (Самара), Стригино (Нижний Новгород), строящихся аэропортов Нового Уренгоя и Петропавловска-Камчатского. Алекс Битус —  архитектор лондонского бюро Twelve architects, которому принадлежит авторство архитектурных проектов международного аэропорта Платов (Ростов-на-Дону) и Новый Уренгой. Олег Шапиро — архитектор, сооснователь архитектурного бюро Wowhaus. Автор концепции благоустройства международного аэропорта Платов в Ростове-на-Дону. Светлана Безбородова — главный архитектор ФГУП ГПИ и НИИ ГА «Аэропроект». Эксперт в области развития аэровокзальных комплексов (работала с Московским авиаузлом: Внуково, Домодедово, Шереметьево, а также с аэропортом Курумоч и аэропортом Белгорода).  Юлия Тряскина — архитектор, соучредитель проектного бюро UNK project. Автор дизайна интерьеров международного аэропорта «Симферополь». Андрей Асадов — архитектор,  «Архитектурное Бюро Асадова». Автор архитектурного проекта международного аэропорта Гагарин в Саратове. Борис Воскобойников — руководитель и главный архитектор студии VOX Architects. Автор дизайна интерьеров терминалов  и бизнес-залов аэропортов Кольцово (Екатеринбург), Платов (Ростов-на-Дону), Курумоч (Самара), Гагарин (Саратов).   Идея и координация события «Новые аэропорты России»: Проект «Приметы городов»: премия, выставки, конференции —некоммерческий общенациональный проект, собирающий лучшие российские региональные практики в области девелопмента и реноваций, реализованные за последние 10 лет, и доказавшие свою жизнеспособность. Издательство TATLIN — российское книжное издательство, с фокусом на архитектуру, искусство и дизайн. Коммуникационное агентство «Правила общения»— агентство полного цикла, специализирующееся на продюсировании и комплексном продвижении событий, людей, компаний, товаров и услуг. Благодарим РГУД (НП «Российская гильдия управляющих и девелоперов») за информационную поддержку мероприятия. Контактная информация для СМИ: Тая Мараховская моб: +7 915 003 79 45 e-mail: taya.pr@gmail.com